Буклет #6. Art Interview. Барбара Сигал разбивает бренды о камень

Буклет #6. Art Interview. Барбара Сигал разбивает бренды о камень

Современное искусство часто обращается к истории. В изделиях ювелирного дома Anna Nova традиции считываются через визуальные образы и технику исполнения: камнерезные миниатюры переносят зрителя во времена Карла Фаберже.

Некоторые художники вдохновляются более ранними эпохами. Нью-йоркский скульптор Барбара Сигал вписывает в модные тренды средневековые мотивы. Почему она создает сумки Chanel и Hermes из оникса и мрамора и как ей удается вписывать в них лейтмотивы Ренессанса, узнала сотрудница ювелирного дома Anna Nova Мария Курочкина.

«Помню, как подсматривала за мамой и ее подругами в гардеробной. Они примеряли наряды, а мой взгляд был устремлен на невероятные сочетания тканей, кружев и драгоценных камней. Эти воспоминания детства остались со мной навсегда. Затем я переехала в Европу. Прогулки по монастырским пещерам XII века и итальянское искусство эпохи Возрождения и барокко, конечно, изменили мои представления о прекрасном. Вдохновившись средневековыми соборами, чьи стены покрыты изысканной резьбой, я решила учиться камнерезному делу в Карраре, родине итальянского белоснежного мрамора. Это дало не только необходимые профессиональные навыки, но и уверенность в своих силах. В итоге, по возвращении в Нью-Йорк в середине 1970-х годов я точно знала, что могу создать из камня абсолютно все.

Тогда на волне бурного развития американской поп-культуры с ее иконами стиля я создала свои первые работы — конечно, они были посвящены моде.

Моя первая выставка состоялась в 1989 году в нью-йоркской галерее Henoch. Тогда я представила несколько объектов в стиле поп-арт — выбрала бытовые предметы и поместила их в необычный контекст. Я показала небольшие мраморные автомобили и здания, а также одежду: помню, я сделала халат и полосатые шорты — всё из камня. Работы публике очень понравились, даже в новостях на канале NBC показали трехминутный сюжет о моей выставке. Я поняла, что должна продолжать начатую тему.

Со временем мои работы становились сложнее. Я делала мраморные корсеты с бронзовыми кружевами, каменные платья, чьи поверхности покрывала резьбой, напоминающей узоры с фасадов тосканских церквей. Сейчас я перешла на небольшие предметы гардероба, и больше всего меня интересуют сумки. Мне кажется, они символизируют ситуацию, сложившуюся в современном обществе.

Мраморные Hermes и Chanel — мое шутливое посвящение женскому аксессуару. В реальной жизни обе сумки довольно невзрачные и даже скучные с точки зрения дизайна, но при этом остаются очень востребованными, несмотря на заоблачные цены и очереди на покупку. Получается, что для обладателя важна не красота, а провозглашение своей силы, социального статуса и возможности подобных расточительных трат.

Сейчас я создаю фрагменты новой сумки Вirkin, которая будет состоять из различных сортов камня. Я беру белый и серый мрамор, потому что это те материалы, которые чаще всего используются в Италии, начиная с эпохи римлян, через Ренессанс — и вплоть до сегодняшнего дня с его обществом потребления. Таким образом, материал остается прежним, но идеи, которые он воплощает, — другие. Мне нравится эта игра. К тому же, в свои скульптуры я всегда добавляю различные архитектурные элементы из разных эпох: то мозаику, напоминающую полы в византийских храмах, то резьбу в духе Ренессанса, то металлические элементы, своей пластикой отсылающие к романскому искусству. В итоге, в моих работах всегда есть три важных для меня элемента: эстетика поп-арта, интересный дизайн и ностальгия по моим европейским путешествиям.

Работая над скульптурой, я прежде всего подбираю камень. Для меня важно, чтобы по текстуре и цвету он максимально напоминал материал исходной модели. Я стараюсь показать природный рисунок камня, добавляю слои прозрачности — всё ради того, чтобы зритель мог разглядеть драгоценный материал, на формирование которого в недрах земли ушли миллионы лет. Смотря на арт-объект, выполненный в камне, зритель открывает для себя эту историю. Тогда он смотрит на него уже через призму застывшей вечности, а не через логотип.

Возможно, мы потеряли способность тратить много времени на создание вещей. В мире мгновенного удовлетворения потребностей это воспринимается как атавизм. Однако я не пытаюсь своим искусством призвать или, наоборот, отговорить людей от потребления. Я просто создаю исторические параллели — а зритель сам решает, о чем этот арт-объект и что ему делать с этим знанием дальше».

Photo credit: Barbara Segal