Все сложно

Все сложно

«Все сложно»- это не просто новый проект художника, но в том числе и социальный эксперимент по внедрению искусства с виртуальную реальность.

 «Любовь к созданию персонажей, аллюзиям,  театрализации, отношение к искусству как к игре, характерные для Ростана Тавасиева роднят его с отечественным концептуализмом. Ростан, как и его предшественники, любит спрятаться в собственном произведении, пустить зрителя по ложному пути, снабдить высказывание хорошей порцией амбивалентности.

Фирменный материал Тавасиева изначально семантически и эмоционально насыщен. Яркие синтетические зверьки изящно удовлетворяют жажду зрелища.  Появления игрушек в выставочном пространстве достаточно для убедительной психоаналитической мотивации этого жеста.  Неуловимый  аромат  критики общества потребления так же присутствует. Эти пути эффективно уводят в сторону от содержательной части искусства, что,  Ростана, кажется, совершенно устраивает.
«Мне очень хотелось бы не быть автором своих работ - быть их зрителем - что бы их кто-то продолжал делать - а я просто бы со стороны смотрел, как посторонний. Но приходится самому все делать» - говорит сам автор. Для Тавасиева важен отклик, вовлечение  зрителя в доверительный диалог, создание интересной игровой ситуации.

Одна из важных для Ростана тем – граница между искусством и жизнью, искусством и виртуальной реальностью. Попытка передвижения этих границ предпринята в проекте  «Все сложно».
Ряд симпатичных странных  существ-произведений оккупируют пространство галереи.  Их семь - по числу цветов спектра. Это персонализированные скульптурные формы.  Тавасиев преломляет единое художественное намерение на семь вариантов его воплощения. Есть еще восьмой персонаж – видеопроекция. Она олицетворяет  миг дисперсии, когда художественная воля распалась на семь возможных форм. 

Момент, когда они становятся объектом внимания зрителей, становится началом их виртуальной жизни. Встретиться с ними можно не только в выставочном зале, но и в социальных сетях. На открытии экспозиции соединяется тело-объект и душа-аккаунт персонажа.   Начинается активная самоидентификация и самопрезентация.  Зрители могут напрямую общаться с объектами  он-лайн. От вернисажа до финисажа, скульптуры двигаются, интригуют, заигрывают со зрителями и персоналом галереи, огрызаются на события текущей культурной жизни, сплетничают, строят друг другу и окружающим козни, зондируют возможных покупателей, стараются устроить (или предугадать) свою дальнейшую судьбу. Художник создает миниатюрную копию мира современного искусства. Его жители внезапно пробуждаются посреди и во имя шоу, в котором нужно находить свое место, свой способ участия или неучастия.  Однако этот мир имеет срок годности.  Что будет с теми, кто в громах и молниях зашлаковывает информационное пространство, кто старается догнать паровоз современности и занять в нем комфортное место? Этот вопрос задают себе персонажи выставки.
Автор говорит, что перед нами «… лабораторное повторение опыта Пигмалиона». Однако, его интересует не столько оживление своих созданий, сколько сложные отношения и влияния которые возникают от их троякого присутствия – в виде физической вещи, в виде предмета искусства и в виде виртуальной личности.

Александр Дашевский