Частичные утраты

Частичные утраты

Александр Дашевский работает с пространством. Вернее с тем, как это пространство представлено в живописи. Так, в своих прозрачных серо-голубых «Бассейнах» или в ярко зеленеющих делянках Пулково, созданных под влиянием любимого художника Дибенкорна, художник представил геометрию трехмерности. Узнаваемый сюжет послужил поводом для размышления о живописи, о способах изображения пространства после абстракции.

Александр Дашевский любит советскую архитектуру. Он не раз признавался в своей привязанности к советскому модернизму 1960-70-х, который стал наследником конструктивизма, к самой массовой 128-ой серии. Эта любовь привела его к портретированию брежневских новостроек в серии «Недвижимость». Дашевский создал картину из отдельных блоков, по тому же принципу, как сбирались и сами многоэтажки. Составленная из отдельных живописных фрагментов стена многоквартирного дома производила впечатление хрупкой эстетической драгоценности.Александр Дашевский работает с идеями конструктивизма, но не в буквальном смысле.  Он не следует конструктивистской живописи 1920-х годов, не создает конструктивистских объектов, не работает в технике фотомонтажа... В своем новом проекте «Частичные утраты» Дашевский трансформирует конструктивистские принципы. Картины создаются за счет мультипликации отдельных элементов, задающих определенный ритм. Эти элементы – фрагменты изображения, как будто вырезанные из живописного полотна, которые превращаются художником в трехмерные объекты. Образы тавтологичны. Почтовый ящик, вентилятор, лампы дневного света, соразмерные своим прототипам, выходят в трехмерное пространство. Как говорил Фрэнк Стелла, ты видишь то, что видишь. Фрагменты картины становятся своеобразными реликвариями, в которых хранится прошлое - мощи святого модернизма. «Частичные утраты» за счет ритма и включения стены в живописную композицию организуют архитектурное пространство. Но они не служат больше «пересадочной станцией от живописи к архитектуре», как называл свои проуны Эль Лисицкий. Дашевский работает с фигуративным изображением. Но главное отличие заключается, что модернистская картина мира распадается на сегменты. Образ, собранный художником из трехмерных фрагментов предметного мира и пространственных цезур между ними, овеществляет нестабильность нашего существования, утраченную информацию, неуверенность в себе. Дашевский называет это «картиной мира в момент его распада». Это производственное искусство в смысле производства предметов, олицетворяющих собой социальные отношения. Однако, индустриальные объекты, когда-то воспетые эпохой функционализма, выпадают из контекста умершего мифа о социальной справедливости и победе разума. Где-то в расселинах этого мифа затерялась бетономешалка и лестница, ведущая к забытому мемориалу, чтобы стать уликой для дедуктивного  метода Шерлока Холмса.
Продолжение следует...

Олеся Туркина