Человеческий интерес / Групповая выставка

Нерусское поле

В названии выставки Дибенкорн не случайно пропустил вперед Пулково — бессмысленно искать в этих пейзажах узнаваемые, родные виды или мерить кобальтовые достоинства Дашевского Саврасовым, который, бывало, пенял на затруднения в работе с зеленым колоритом. Американское вино забродило на питерских одуванчиках, и процесс его созревания дороже дегустационных оценок.

Полуматовый-полуглянцевый акрил предназначен для близкого знакомства, общая композиционная слаженность опирается на технологические протирки, прописки, лессировки, набрызг. Где-то со вкусом упущенная краска стекла с неба на поле, добавляя свободную вертикаль к сочиненным. Где-то лесополоса заполнена упругими иероглифами, сдержанной судорогой автоматического письма. Где-то, очень грамотно, в тени зеленого втерта краплачная грязца — пленэрный загар просто так с рук не сходит. Лоскуты воздуха и земли любовно сметаны в покрывало, и чувство меры почти подчинило себе заморский импульс. «Почти» — потому что лучшие пейзажи Дашевского опрокидывают слаженную плоскость, внезапно, как щиколотка, подворачиваясь с абстрактных платформ на конкретную почву.

Антон Успенский