Три Выставки / Юрий Александров

"Санкт-Петербургские ведомости" о выставке "Ширма"

Прозрачная ширма

«Запомни, сынок, самое страшное на свете – это ветер 42 м/сек, дядя Миша с пельменями, водкой и мороженым и тетя Вера с Ксаной, поющие дуэтом». В этой блистательной максиме, которую художник Юрий Александров начертал на фоне своей фотографии и назвал «Завещание», сфокусирована суть его творчества. Он умеет использовать простой текст, за которым лежит глубокий смысл, говорить о серьезных вещах, пряча их за грубыми бытовыми реалиями. Выставка Александрова «Ширмы» открылась в галерее Anna Nova (ул. Жуковского, 28)
Вадим МИХАЙЛОВ

Действительно, ветер, набравший скорость более 150 км в час, сметает все на своем пути, стихия по-прежнему неподвластна человеку, создавшему космические аппараты и суперкомпьютеры. Одновременное употребление пельменей, водки и мороженого – символ неумеренного, бездумного чревоугодия, российский вариант общества потребления. Александров не собирается быстро умирать, но понимает, что природные катастрофы и человеческие пороки долговечнее жизни любого человека.

Он принадлежит к художникам-концептуалистам. Это направление мирового искусства появилось в самом начале ХХ века. Если упрощать, для концептуализма мысль, идея – главное, исполнение, техника и материалы – второстепенно. Его расцвет приходится на 1960 – 1970-е годы, а влияние осталось навсегда. Оттуда исходят мышление не произведениями, а проектами и глобальная роль кураторов.

Концептуализм Александрова (он использует также псевдонимы Иван Гольденшюгер и Константин Молох) вовсе не означает, что он не владеет традиционными техниками рисунка и живописи. Художник работает одновременно в книжной иллюстрации и в жанре авторской малотиражной книги.

Выставка названа «Ширмы», разумеется, не по той причине, что несколько картин созданы на самодельных ширмах. Для художника важно насторожить зрителя. Его ширмы не прячут, а приоткрывают картину мира с обязательным включением зрительских мыслей, эмоций, ассоциаций.

Ширма «Входящие» изображает динамичную группу нагих мужчин, якобы идущих к свету. Но раскинутые руки сразу напоминают приторный пафос советской монументальной скульптуры, после чего композиция представляется брейгелевским сюжетом про слепых.

Сюжет ширмы «Венгерские традиции в еврейской семье» не имеет отношения к национальному вопросу. В скромной обстановке, скорее, китайской деревни – больная бабушка, дети, котята, собака – некий персонаж воспроизводит нагую красотку из глянцевого журнала. Спародирована не только знаменитая картина Густава Курбе «Начало мира», но и экспансия китайского искусства по свету.

Только однажды Александров не ироничен. Это картина «Я есть в Аркадии» – беззащитный морж посреди огромных металлических обломков цивилизации.

"Санкт-Петербургские ведомости" №015 о выставке Юрия Александрова "Ширма"
Источник: