Болота / Петр Швецов

Газета Ведомости о выставке "Болота"

газета Ведомости о выставке "Болота"

Взаимодействия болот
Проект Сергея Денисова «Взаимо/Действия» в галерее Марины Гисич и «Болота» Петра Швецова в недавно расширенном пространстве галереи «Анна Нова» представили с интервалом в несколько дней новые работы двух художников среднего поколения.

Денисов и Швецов регулярно выставляются как в Петербурге, так и в других городах и странах. Нынешнее совпадение показало существование двух разных стратегий петербургского искусства – лидерской и аутсайдерской.

Аутсайдер в распространенном сейчас применении этого слова – непрофессиональный художник, работающий с разнообразной мотивацией, от чистой забавы до тотальной коммерции. Сергей Денисов сознательно играет в «шизика», художника не от мира сего. Неделями он бродит по городу в поисках двух субстанций небольшого размера. Одна вежливо именуется «культурным слоем», а грубо – мусором. Эпоха потребления с ее культом одноразовости предоставляет большие возможности. Особо Денисов ценит схемы машин и механизмов. Другая субстанция – мумифицированная «ботаника», листья растений, лепестки цветов. Иногда флора кажется фауной, полупрозрачные структуры выглядят крыльями бабочек, демонстрируя единство живой природы.

Игра завершается в мастерской, где художник соединяет, заставляет «взаимо/действовать» живую природу с «не-природой». Он неделями комбинирует представителей двух субстанций, а найдя единственное сочетание, монтирует коллаж на скол слюды всегда одного размера – 16х17 см. Говорят, что больше просто не бывает.

Итог трудов – заяц с глазами из мембран наушников с хвостом, подобным осиному жалу, который двигает поршень. Скромная сухая травинка вырабатывает электричество, погружающее шар в жидкость. Вытесненная жидкость вращает мельницу и т. д. Кто-то находит в работах Денисова родство с персонажами знаменитых сюрреалистов ХХ века – Пауля Клее и Хуана Миро.

Художник неожиданно для зрителя сбрасывает маску. Серия взаимодействий заставляет подумать о вещах серьезных: единстве физических явлений и психологических мотиваций, художниках прежних и сегодняшних, изменении понятия искусства и его восприятия.

Петр Швецов ищет наиболее адекватное выражение эмоциональному состоянию, вызванному тем или иным внешним раздражителем. Ранее это были изображения аэропланов, ископаемых животных, Цусимского боя, портреты архитекторов прошлого. Каждый раз использовалась своя техника, от рисунка до видеоаудиоинсталляции, она расширяла исходный образ, делая его метафорическим. Обобщение достигается минимальными средствами, в этом Швецову нет равных на петербургской арт-сцене.

С болотами сложнее. Трудно уйти от стандартного представления чего-то мрачного, зыбкого, затягивающего и в итоге совершенно безнадежного. Швецов не просто пытается преодолеть стереотипы, он отрезает себе все пути к отступлению, изображая болота с помощью живописи. Он лидер в борьбе за восстановление статуса живописи в современном компьютеризованном мире. Посылом для художника послужила книга профессора В. Сукачева «Болота, их образование, развитие и свойства», изданная в Ленинграде в 1926 году.

На холстах преобладает фирменный швецовский черный цвет. В первых работах серии художник вплетает в изображения сухих стволов обрывки магнитофонных лент или топит в болотном озерце кусок ржавой проволоки. Но дальше исчезает все инородное. Огромные «шишкинские» деревья с вывороченными корнями перегораживают картину. Стоящие стволы, то ли живые, то ли засохшие, оставляют место на воде нежным желтым цветам, напоминающим позднего Клода Моне. Свежая «смола» с деревьев неожиданно стекает прямо по поверхности холста.

«Болота» Швецова оставляют впечатление жестокой борьбы живого и мертвого. Борьбы с неясным и непредсказуемым результатом. Аналогий в нашей жизни не счесть. Впрочем, наука, которой много лет назад занимался профессор Сукачев, доказала: болота – важная часть глобальной экосистемы, защищающая от парникового эффекта.

Вадим МИХАЙЛОВ
http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10256163@SV_Articles