Дибенкорн в Пулково / Александр Дашевский

Александр Дашевский

Дибенкорн в Пулково

25 января - 16 февраля 2008 г.


У Александра Дашевского есть любимый художник – американец Ричард Дибенкорн (1922-1993). В начале 1950-х Дибенкорн, к этому времени уже успевший побывать на Второй мировой и поучиться в Беркли, приехал в Нью-Мексико. Там его поражают пустынные пейзажи южных окраин США, и, вбирая в себя эти странные земные рельефы, Дибенкорн создает свою абстрактную пластику.

У него получается наполовину пейзаж аэрофотосъемок – наполовину абстрактная живопись, сделанная, на первый взгляд, очень плоско, но, если приглядеться, глубоко – благодаря цветным лессировкам. Позднее в конце 1970-х Дибенкорн пишет классическую серию “Океанский парк”, сюжет которой – пейзаж прибрежных глубин Тихого океана. Как толщи воды едва уловимо делят разнонаправленные потоки волн, плоскости красок на картинах Дибенкорна рассекают движущиеся в разных направлениях тонкие линии цвета, следя за движением которых, открываешь все новые ракурсы и оттенки беспредметных динамических форм. Дашевский взглядом

Дибенкорна открывает нам петербургский пейзаж Пулковских высот. C репродукцией “Дамбы” он бродил по Пулковским холмам, вспоминая также и свою любимую композицию Дибенкорна “Вид города № 1”. Его картины – оммаж и вдохновенной абстрактной живописи, и участку местной земли, который был выбран для общения с космосом, а потом естественно сделался мощным аэропортом.

Дашевский пишет зеленые поля между холмом обсерватории и Пулково 2, одним из самых совершенных памятников советской архитектуры. В каждой из его картин вибрирует лирическая напряженность эмоций – плоскость холста освещена цветом как солнцем с предельной яркостью и свежестью впечатления. Словно бы мы видим этот привычный пейзаж как никогда: в первый и в последний раз. Эта земля в ближайшее время действительно исчезнет под сетью построек, и Дашевский, известный серией “Недвижимость”, дает своей живописи вырваться из клаустрофобии современной термитной застройки и дышать полной грудью, ощущая драгоценную и непрочную теперь первозданность горизонта, цветной линии на стыке земли и неба, которую стремишься осязать глазами, чтобы было куда жить.  

Екатерина Андреева