Mania grandiosa / Юрий Александров

Газета "Коммерсантъ" о выставке "Ширма"

Самым громким проектом этого галерейного уикенда стала выставка Юрия Александрова "Ширмы" в галерее Anna Nova. Даром что ее автор — человек тишайшей из профессий, знаменитый питерский иллюстратор. На этот раз знаменитое александровское "рукоделие" вывалилось из малых книжных форм прямо-таки на огромные плоскости: название выставки где-то означает то, что означает — смешные кособокие ширмы с натянутыми на их рамки полотнищами,— а где-то говорит о соблазне подглядывания, заглядывания и разглядывания, но тоже большими словами больших холстов.

На ширмах и холстах чего только не найдешь. Представители северных народов, надписи на иврите, порнозвезды за работой, кондовая советская стилистика, дешевый глянец порнокалендарей, старческие нравоучения крупным шрифтом и многое-многое другое. И если бы все это было на разных работах, так нет — славная добропорядочная трудолюбивая чукотская семья спокойно сосуществует с отцом, в свободное от выпаса оленей время живописующим огромную белую мастурбирующую тетку; морщинистый дед поучает: "Запомни, сынок, самое странное на свете — это ветер 42 м/сек, дядя Миша с пельменями, водкой и мороженым и тетя Вера с Ксаной, поющие дуэтом"; "еврейские" дети с почему-то нарочито азиатскими чертами лиц, играя в приличествующие их возрасту игры, оттеняют одного наиболее усидчивого, того, который упорно перерисовывает наиболее пикантные части тела модели из порножурнала. Курбе и Пуссен, Хармс и Олейников, советская детская книга и поп-арт — все вперемешку, но легко считываемое: как если бы мы быстро-быстро листали книгу, и образы с картинок смещались в нашем сознании со страницы на страницу. Наслоение визуальных рядов и нарративных смыслов не столько заумно, сколько живописно. И в этом отношении это очень питерское искусство — здесь не любят слово в его чистом, концептуальном виде, но отлично управляются с ним, соорудив соответствующую живописную раму, ширму. 

Тех, кто хорошо знаком с мифологическими играми Александрова, эта выставка вряд ли удивит. Случайного зрителя, судя по реакции на вернисаже, шокирует. Но в каком-то смысле она отличное начало для эфемерного пока галерейного новообразования: ведь ширмы не только закрывают, но и приоткрывают, за ними может оказаться все, что угодно, а тот лексикон, который предложил сегодня Юрий Александров, вполне способен обозначить основные понятия в словаре петербургского современного искусства: телесность, классицизм, цитатность, мистификации, графичность, книжность. Не девиз, не руководство к действию, но отлично собранный анамнез. С этим можно работать.


Кира Долинина

Источник: