Рисовать / Групповая выставка

Авдей Тер-Оганьян, Александра Галкина, Анастасия Потемкина, Анна Панек, Антон Николаев, Виктория Ломаско, Давид Тер-Оганьян, Зофия Грамц, Зузанна Янин, Иван Бражкин, Игорь Шуклин, Конрад Смоленьски, Магдалена Карпиньска, Роберт Мачеюк, Ружа Литва, Света Шуваева, Томаш Мроз, Яцек Малиновски

Рисовать

01 ноября - 28 декабря 2013 г.


Когда говорят о польском современном искусстве, часто имеют в виду художников критического направления. Принято считать, что оно появилось в 1993 году, когда работа Катажины Козыры "Пирамида животных" была показана в варшавской Народной Галерее "Захента".

Подъем критического искусства в Польше произошел в начале нулевых, после чего образовался вакуум, в котором художники нового поколения пытаются переосмыслить свою роль в художественном процессе. Многие из них обратились внутрь себя - но с разными задачами и мотивацией. Одни в буквальном смысле уходят от реальности и, постулируя позицию тотального отчуждения от общества, пытаются спрятаться от его разрушительного влияния. Некоторые польские критики еще несколько лет назад выделяли целое направление, которому они дали название "уставшие от реальности" или "над-надреалисты". Реверанс в сторону сюрреализма здесь чисто формальный, так как нет ни четко сформулированного манифеста, ни какого-либо критического бэкграунда. Это искусство занимается исследованием собственного внутреннего мира, не анализируя, а лишь констатируя сам факт его существования. "Уставшие от реальности" часто обращаются к живописи, рисунку, скульптуре как к основным медиа. Для них имеет большого значения позиционирование своего течения в контексте польского и мирового художественного процесса, они говорят о новой ступени в развитии искусства (М.Карпиньска, А.Панек).  

Другая категория художников — это те, кто рассматривает внутренний мир как активную часть реальности. Их, так же как и представителей критической волны, интересует прежде всего человек, его тело — физическое и духовное, его мотивации и роль в обществе. В ангажированном дискурсе они больше не видят прежней радикальности. Его «надоевший» формат конца 90-х и начала нулевых, когда провозглашался конец живописи и рисунка, заставляет таких художников использовать именно эти не популярные в среде активистов медиа. Но через абстрактную форму они зачастую выражают конкретную критическую позицию ( З.Грамц, Р.Литва, Т.Мроз ).  

Среди участников выставки не только "над-надреалисты" и критические "инсайдеры". Есть также очень нетипичные для критического формата работы ангажированных художников, начинавших в 90-х годах (З.Янин, Я.Малиновски); рисунки Роберта Мачеюка, живописца, который создает свой не похожий ни на что мир. Но художник не скрывается в нем от реальности - он скорее ведет с ней диалог. Мачеюк не изображает внешний мир, а пишет его портреты. 

Также на выставке показана работа Конрада Смоленьского, мультимедиального художника, работающего прежде всего со звуком и видео. Его фильм "Draw" (2000) становится объединяющим элементом для всех работ, представленных на выставке.

Тогда как Польша в течении 70 лет открыто боролась за капитализм, имея перед собой социалистического оккупанта - Россию, левое движение здесь всегда воспринималось как чужое, искусственное. Кроме того, в Польше существует четкая граница между художниками и активистами и, по сути, даже классическое критическое искусство далеко от того, что считается критическим в понимании многих российских художников. В Польше - это искусство, которое прежде всего обратилось к проблеме тела и его взаимодействия с контекстом власти и дисциплины в современной культуре. К критическому телу относятся как к эксперементальной форме, которую подвергают постоянным инновациям, и которая сама определяет меру своего подданства. Петр Петровски* считает, что это искусство выбрасывает нас за рамки автоматизма зрения и мышления.*

Польское критическое искусство 90-х годов комментировало реальность, показывало то, что укрыто, маргинально, неясно. Одна из его основных функцией - это провокация мыслительных процессов.

В России ситуация немного другая, - во-первых, к левой мысли нет такого предубеждения как в странах бывшего соц. лагеря. В художественной среде считается, что если ты не включен в политическую борьбу, то находишься "по другую сторону баррикад", поддерживая существующий строй своим безразличием и давая использовать себя власти. Во-вторых, ангажированное искусство в России провоцирует совсем другую целевую аудиторию - и другими методами. Вполне возможно, что в России ангажированная волна пришла практически одновременно с развитием медиальных политических /или социальных/ технологий, и, конечно, появились художники, которые умеют их использовать, чтобы обратить внимание на конкретную проблему - в основном связанную с правящей властью и ее клерикальным аппаратом.

Одним из основных художников, которые радикально выступили против существующей системы ценностей, стал Авдей Тер-Оганьян. Его акция "Юный безбожник", которую совместно со своими учениками из Школы Современного Искусства Тер-Оганьян провел в московском Манеже в 1998 году, стала первой в России художественной акцией, которой власти предъявили обвинение по статье 282 УК России - оскорбление религиозных чувств верующих, после чего художник был вынужден просить политическое убежище в Чехии. Можно сказать, что практически все художники, участвующие в проекте с российской стороны, так или иначе, связаны с Авдеем Тер-Оганьяном. Они являлись учениками его Школы Современного Искусства, членами сообщества Радек, а так же участниками скайп-клуба, который Авдей инициировал несколько лет назад. Большинство из этих художников объединяет идея работы в группе, и это полная противоположность того, что происходит в польской среде, где практически все предпочитают работать индивидуально.

Общим знаменателем для польских и российских участников выставки является рисунок и все, что связано с этим медиумом, а также время, в котором работают художники. Но процессы, происходящие сейчас в художественной среде двух стран идут в разных направлениях, и этот контраст становится все более ощутим. Экспозиция выставки разделена на две части - российскую /ангажированную/ и польскую /”инсайдерскую”/. Сопоставление этих полярных векторов делает возможным с большей четкостью проанализировать этот непростой художественный процесс.

Катя Шадковска

*Ковальня /Kowalnia - кузница, пол./, мастерская в Академии Искусств в Варшаве на факультете Мультимедиа и Сценографии, которой руководит профессор Гжегож Ковальски. Выпускниками Ковальни являются в т.ч. Артур Жмиевски /1995/, Павел Альтхамер /1993/, Катажина Козыра /1993/, Яцек Маркевич /1993/. *Петр Петровски /1952/ польский историк искусств, профессор Университета им. Адама Мицкевича. В 2009-2010 гг был директором Народного Музея в Варшаве.  *"Выбросить из автоматизма мышления", /интервью с профессором Петром Петровским, Мачей Мазурек, "Знак", декабрь 1998, стр. 146-160